» » Урегулирование. Разговорный жанр

Урегулирование. Разговорный жанр

Урегулирование. Разговорный жанр
Незадолго до вильнюсской встречи по приднестровскому урегулированию представители переговаривающихся сторон осторожно и устало размышляли: ждать от нее каких-то заметных результатов не приходится, но хорошо, что, спустя без малого шесть лет, формат «5+2» возобновил работу. Дежурное и давно ставшее пустым замечание, что лучше переговариваться, чем воевать, точно никого не задели, а неутешительные прогнозы не удивили. Это раньше мы думали о безусловной ответственности всех, кто взялся решать непростую проблему. А сейчас-то

И надо же - не ошиблись ответственные! Следующее заседание «семерки» состоится в Дублине в феврале; иных решений принято не было. Ошиблись только отдельные наблюдатели, предполагавшие, что сегодняшнее состояние дел в приднестровском урегулировании позволит переговорщикам, как это было всегда, определить дату очередного раунда. Но февраль - это, знаете ли, не дата. Как говорится, мы знали, что будет плохо, но не знали, что так скоро. Хотя почему же скоро? Почти двадцать лет переговорам.

Дали повод крепко задуматься о приднестровской проблеме вообще, и о судьбе формата «5+2», в частности, и недавние публичные высказывания различных чиновников, к которым в силу их высоких рангов следовало бы прислушаться. Глава внешнеполитического ведомства Молдовы Лянкэ на брифинге сказал, что в переговорных отношениях Кишинева и Тирасполя перерыва никакого не было и что все эти годы стороны активно и результативно друг с другом работали. Примерно то же и тоже накануне вильнюсской встречи сказал руководитель миссии ОБСЕ в Молдове Ремблер. Дескать, и в период неофициальных консультаций «семерки» были достигнуты заметные результаты в деле урегулирования, и они, эти результаты, могут быть оценены куда выше, чем те другие, которых добивались стороны, когда действовал формат официальный.

Простим главного молдавского дипломата: не его это вообще дело - приднестровский вопрос, да и сказал он это в присутствии своего российского коллеги Лаврова, не особо вдающегося в тонкости урегулирования - произносить слово «федерация» на обоих берегах нельзя, даже если глубоко плевать, что о тебе там подумают. Но вот Ремблер? По-нему, так и официального формата переговоров незачем было добиваться, раз неофициальный более эффективен. И по-нему же, зря, выходит, дипломаты столько лет (почти шесть) бились за то, чтобы вывести «семерку» на официальный уровень. Да и не это главное. Спросить у чиновника, что это были за результаты такие, о которых ничего общественности не известно, -едва ли он ответит. А если и были они, то напомнить, что одной из причин провала «меморандума Козака» была именно подобная скрытая дипломатия с ее неизвестными, но важными, как считали отдельные кишиневские и московские чиновники, результатами.

Умудрились «отметиться» на приднестровском направлении Филат и Лупу. И без того-то своими личными отношениями вносящие неразбериху во внутреннюю политику страны, они еще и украсили бесперспективную атмосферу вильнюсской встречи. Лупу допустил предположение, что во время состоявшейся накануне очередной встречи молдавского премьера с приднестровским лидером оба чиновника могли обсуждать и какие-то личные вопросы. Тут же последовали замечания экспертов, что, наверное, личное - это коммерческое. Филат отреагировал мгновенно, но, как говорится, осадок остался. Он призвал исполняющего обязанности президента страны к ответственности, что в контексте всех нерешенных проблем в межпартийном либерально-демократическом союзе звучало либо как предложение посмотреть на себя и на близкое партийное окружение, либо как «фильтровать базар». Даже самому бестолковому ходу переговоров по урегулированию нужен дружный и единодушный хотя бы по проблеме урегулирования политический Кишинев. А такой, как сегодня, он хороший для тех сил, которые продолжат из переговоров создавать еще один вечный двигатель (первый уже создан - европейская интеграция).

В отличие от своих кишиневских и зарубежных партнеров по переговорам, приднестровский министр иностранных дел Ястребчак накануне вильнюсской встречи помалкивал. Зато разговорился после. Известное дело: дипломаты разговорчивы, когда получают желанный результат. Витиевато разговорчивы, когда достигается что-то сверх желаемого. А Ястребчак сегодня так играет словами. Во-первых, возобновивший официальную деятельность формат «5+2» он называет «постоянным совещанием по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию». Во-вторых, по его словам, все участники «совещания» приняли осознанное решение по возобновлению его официальной части. И далее: «официализация взаимодействия сторон, посредников и наблюдателей не должна служить основанием для игнорирования всех тех вопросов, которые ранее ставились в повестку дня», «официальная работа станет дополнительным импульсом для активизации равноправной работы профильных ведомств двух сторон для разрешения существующих проблем»… И вывод. Приднестровская сторона подтвердила готовность к конструктивному диалогу при безусловном соблюдении принципов равноправия…Стоящие рядом «осознанное решение» и «принципы равноправия» если не перечеркивают все, что было в Вильнюсе и что будет после, то открывают просторы для незатейливых прогнозов.

Сюда же отнесем и напоминание Смирнова о давнишнем эпизоде из жизни переговаривающейся семерки. Он и тоже накануне вильнюсской встречи сказал: был такой молдавский переговорщик Шова, хлопнувший дверью в 2006 году. Напомнил. А кто помнит, почему министр реинтеграции РМ так поступил? Да потому еще, что его тираспольские соперники стали все настойчивее требовать этого самого равноправия. Когда либерально-демократические власти РМ повторят поступок красного министра? Да, наверное, скоро. И никакие результаты выборов президентов на обоих берегах ситуацию пока не способны изменить.

Дата: 22-02-2015, 13:39
Категория: Военное

Добавить комментарий